ПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОАНАЛИЗ. ГРУППАНАЛИЗ.

Вторник, 21.11.2017, 22:27

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » Мои статьи

Групповой психоанализ А.Притц, Э.Выкоукаль

64 Часть I. ТЕОРИЯ И ТЕХНИКА
Михаэль Хайне (Michael Hayne)
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОКАЗАНИЙ
К ГРУППОВОЙ ТЕРАПИИ
ВВЕДЕНИЕ
На первый взгляд кажется само собой разумеющимся, что не всех
пациентов мы можем лечить групповой терапией. Каждый психо
терапевт, работающий с группами, сталкивался с тем, что пациен
ты, которых он отобрал для терапевтической группы, не приходят
на первое занятие или прерывают терапию на начальной стадии.
У других пациентов во время групповой терапии наступает застой
в борьбе с болезнью или даже ухудшение. В этой связи самым ес
тественным кажется сосредоточить внимание на том, какие паци
енты «способны к групповой работе», а какие нет.
Однако такая постановка вопроса оказывается ошибочной.
Мы нередко обнаруживаем, к своему изумлению, что пациенты,
прервавшие у нас групповую терапию, в другой терапевтической
группе прекрасно освоились. Это может быть связано со сменой
терапевта или же сеттинга. Но и в том случае, когда наблюдается
смена сеттинга – например, когда пациент, прервавший лечение в
амбулаторной группе, затем с пользой для себя участвует в груп
повой терапии в клинике, – нам, терапевтам, стоит задуматься о
причинах.
Определение показаний к групповой терапии. Михаэль Хайне 65
1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОКАЗАНИЙ
НА ОСНОВАНИИ РАССТРОЙСТВА
Пытаясь найти зависящие от пациентов переменные, объясняющие
срывы терапии в группе, теоретики традиционно сосредотачивают
ся на симптомах или структурных дефицитах.
Но при этом читатель или посетитель лекций и семинаров бы
стро приходит в растерянность или раздражение, поскольку ока
зывается, что в разнообразии предлагаемых теорий нет практичес
ки ни одного нарушения, которое, по мнению какогонибудь авто
ра, не исключало бы возможности групповой терапии. Вдобавок,
как и следовало ожидать, именно те нарушения, которые, по мне
нию одного медицинского авторитета, исключают групповую те
рапию, с точки зрения другого – являются непременным показа
нием для участия в группе. Так, например, Гринберг с соавтора
ми (Grinberg, L., et al., 1960) не рекомендуют групповую терапию
для пациентов с тяжелой депрессией и суицидальными наклонно
стями, в то время как Баттегай (Battegay, R., 1973) именно для
этих расстройств рекомендует групповую терапию. То же самое
мы обнаружили по вопросу о групповой терапии нарциссических
и психотических расстройств. Барде (Bardé, B.) остроумно резю
мирует сложившуюся ситуацию, замечая, что «в литературе по
этой теме существует столько противоположных точек зрения,
сколько есть группаналитиков, высказывающихся по этому пово
ду» (Bardé, 1994, с. 28).
Отвлечение от диагнозов и сосредоточение внимания на струк
турных соображениях при поиске критериев показаний и противо
показаний вызвало поначалу у многих специалистов надежды на
решительный прогресс в данной области, но надежды эти оказались
напрасными. Когда Франк (Frank, K., 1968), как и многие другие
авторы, делает попытку установить зависимость показаний от фун
кций Я, говоря, например, о значении эластичности Я для настрой
ки на других в группе, он вскоре с изумлением замечает, что «нео
жиданно оказался в области мотивации самого терапевта. Структу
ра его личности, его отношение к различным формам терапии и те
рапевтические предпочтения» – продолжает он, – «могут совер
шенно независимо от степени и типа полученного им образования
играть весьма важную роль в установлении показаний» (Frank,
1968, с. 780).
66 Часть I. ТЕОРИЯ И ТЕХНИКА
У Куттера (Kutter, P., 1976) мы находим разработанное ретрос
пективное установление показаний к аналитической групповой те
рапии на основании диагностических и структурных соображений,
касающихся пациентов. Он весьма живо и наглядно описывает за
нятия в трех группах, одна из которых была удачной, другая дос
тигла средних результатов, а третья закончилась неудачей. К сожа
лению, сам он явно не замечает связи между неудачей этой третьей
группы и своими собственными оценками и уязвимыми местами.
Однако у этого автора мы встречаемся с таким живым и честным
описанием некоторых весьма проблематичных занятий группы, что
читателю сравнительно нетрудно предложить собственные обосно
ванные гипотезы о контрпереносе самого терапевта и роли этого
контрпереноса в распаде группы и негативных терапевтических ре
акциях пациентов. Похоже, что в третьей группе, закончившейся
неудачей, Куттер оказался втянут в конфликт авторитетов, с кото
рым не сумел справиться. В этой группе было несколько пациентов,
которые – судя по их позиции и высказываниям, напоминающим о
студенческой революции, – были настроены критически, или даже
воинственно, по отношению к любой форме гражданского автори
тета и демонстрировали подход к сексуальности, характерный для
движения 1968 года.
2. ОТНОШЕНИЕ ВЕДУЩИЙ – ПАЦИЕНТ
Сказанное подводит нас к рассмотрению личности ведущего и ее
значения для группового процесса. Фрейд очень ясно высказал свое
мнение по этому поводу еще в 1910 году, когда писал (имея в виду,
разумеется, индивидуальный анализ), что «каждый аналитик про
двигается не далее, чем позволяют ему его собственные комплексы
и внутренние сопротивления» (Freud, 1910, c. 108).
Хайзинг (Heising, G.) подробно рассмотрел огромное значение
личности ведущего уже в непосредственной связи с групповой те
рапией и обнаружил зависимость протекания группы от депрессив
ных, фаллическинарциссических или обсессивных характеристик
его личности (Heising, 1971; Heising et al., 1982).
Барде (Bardé, 1994, с. 28) подытожил разнообразные и в целом
неоспоримые доказательства огромного значения личности ведуще
го в групповом терапевтическом процессе. Он развивает мысль Ла
Определение показаний к групповой терапии. Михаэль Хайне 67
кана (Lacan, J., 1980), указывая на то, что мы искушаем ведущего,
как демиурга, чтобы он создал для нас группу, отвечающую нашим
желаниям и томлениям, которую мы в результате могли бы возже
лать (Bardé, 1994, с. 47).
Вследствие этого показания к групповой терапии для пациента
должны рассматриваться прежде всего с точки зрения того, какого
отношения ведущий – пациент можно ожидать с учетом личности
и нарушений как пациента, так и данного ведущего. При этом сле
дует учитывать и степень профессиональности данного ведущего, а
именно, на каком уровне находятся у него рефлексия контрперено
са и вообще самоанализ, а также знания и опыт в области теории,
сеттинга и метода (Bardé, 1994, с.31).
Сюда же относятся впечатляющие наблюдения Фукса (Foulkes,
S.H., 1964/1974) о том, как важна толерантность, а также скром
ность и саморефлексия ведущего группы. Учитывая все вышеска
занное, помимо этих соображений Фукса для вопроса об определе
нии показаний к групповой терапии в первую очередь важно его
указание на то, что выраженное негативное предубеждение пациен
тов против групповой терапии является серьезным противопоказа
нием (Foulkes, 1964/1974, c. 22). Во всяком случае, сегодня можно
смело сказать, что нет практически ни одного нарушения, которое
не было бы с успехом пролечено в рамках групповой терапии, и что
успех или неуспех решающим образом зависят от отношения паци
енттерапевт, а, следовательно, со стороны терапевта – от упомяну
тых выше характеристик его личности. В результате моих собствен
ных наблюдений в ходе обработки протоколов, которые долгие
годы велись в связи с группами самопознания наших дипломников
в Альтаусзее, я могу утверждать, что в отношении пациент – тера
певт большее значение для успеха или неуспеха группового процес
са имеет терапевт (Hayne, 1997, c. 59 слл.).
Это, разумеется, остается верным и для тех случаев, когда веду
щие работают в паре. Многие протоколы, с которыми я работал,
подтверждали, как важны бывают для групповых процессов отно
шения между терапевтом и котерапевтом. Это подводит нас к по
нятию о постоянном усилии в приспособлении друг к другу между
котерапевтами и терапевтами, которые ведут терапию, например,
в данной клинике, а также между ведущими и пациентами.
Сам я убежден, как и Фукс (1964/1974), что этот процесс все
стороннего приспособления друг к другу через коммуникацию
68 Часть I. ТЕОРИЯ И ТЕХНИКА
представляет собой важнейший аспект всей групповой терапии.
Здесь следует полностью согласиться с Яломом (Yalom, I., 1983),
который неустанно требовал для так называемого «higher level»5
при работе с пациентами с тяжелыми нарушениями, чтобы они
формулировали задачи, и затем учились осуществлять эти задачи
в отношении коммуникации и совместной работы данной группы в
здесьисейчас (Yalom, 1983, с. 212 слл.).
3. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ
В ГРУППОВОЙ ТЕРАПИИ
Как уже было сказано, со стороны ведущего многое (и самое важ
ное) зависит от основных характеристик его личности и професси
ональной проработанности этих характеристик. С этим связана не
обходимость для ведущего в ходе собственного самопознания тща
тельно вникать в различные методы терапии. В противном случае
весьма велик риск завязнуть в идиосинкразиях, предрассудках и
соответствующем поведении. Выработать гибкое, ориентированное
на пациента установление показаний, какого требует Янсен
(Janssen, P., 1995, c. 35), нам, терапевтам, скорее всего, удастся при
условии открытого, самокритичного отношения к различным фор
мам терапии.
Я хотел бы высказать здесь несколько замечаний о различных
методах групповой терапии, причем в духе гибкого определения по
казаний. Я считаю более важным помочь пациенту подходящим
именно для него образом, чем бездумно следовать так называемым
«классическим» методам, тем более что это последнее неизбежно
ведет к принятому в прошлом разделению пациентов на «подходя
щих» и «неподходящих» для группы. При этом непременным усло
5 Более высокий уровень функционирования пациентов, при котором они способ
ны ориентироваться во времени и пространстве, удерживать внимание в течение
сессии, а также мотивированные на работу во время терапии. Другая категория па
циентов – более регрессировавшие, с пониженным уровнем функционирования.
Уровень функционирования был выделен Яломом в качестве одного из возможных
принципов композиции психотерапевтических групп пациентов, проходящих лече
ние в стационаре. – Прим. науч. ред.
Определение показаний к групповой терапии. Михаэль Хайне 69
вием является постоянная рефлексия над всеми групповыми про
цессами с точки зрения избранного нами научного подхода – как
теоретического, так и практического – то есть в рамках психоана
литического рассмотрения.
3.1. Ориентация на групповой процесс
или на индивидуальный случай
Это различение, как известно, играет особую роль в истории груп
повой психотерапии. Уже в 30е гг. некоторые психоаналитики пы
тались работать с пациентами в группе, проводя при этом психо
анализ отдельной личности в присутствии других пациентов. При
этом ожидалось, с большей или меньшей степенью теоретической
осознанности, что все присутствующие получат пользу от того, что
данный пациент будет подвергаться анализу при них. Эти пред
ставления, вероятно, ближе всего примыкали к древней идее катар
сиса в античном театре, с помощью которой пытались объяснить
процессы воздействия между группой актеров и группой зрителей.
Возможно, это правда, и когда мы смотрим драму, то чувствуем
вместе с другими людьми, чья судьба изображается на сцене, и так
сочувствуем им, словно это наша собственная судьба, словно мы
боимся за собственную жизнь и боремся за разрешение поставлен
ных там проблем. Короче говоря, нас охватывает сочувствие как
результат идентификации, однако происходящие на сцене катаст
рофы мы переживаем все же не так остро, как свои собственные.
Затем мы оказываемся причастны к преодолению возникшего стра
ха и благодаря этому ощущаем большую надежду или уверенность.
Этот период индивидуальной терапии в группе связан, как извест
но, именами Славсона (Slavson, S.R., 1950) или Вольф и Шварц
(Wolf, A., Schwartz, E., 1962).
Противоположный подход обращал особое внимание на группу
как целое. Здесь совместная регрессия группы рассматривалась как
самое важное явление – как для правильного понимания происхо
дящего, так и для процесса излечения. Возможно, всем людям лег
че принять феномены бессознательного и глубокой регрессии, ког
да мы переживаем их не с личной позиции, а как коллективный
процесс, в котором нам предлагается принять участие. Об этом пи
сали аналитики, связанные в основном со школой Мелани Кляйн
70 Часть I. ТЕОРИЯ И ТЕХНИКА
(Klein, M.), такие как Бион (Bion, W.R., 1961), Эзриел (Ezriel, H.,
1960) и Гринберг и др. (Grinberg et al., 1960).
Другие искали обоснования концепции группы как целого в
рамках иных теоретических построений. Примером может служить
Аргеландер (Argelander, H., 1972), который считал «группу» своего
рода индивидом, выделяя в ней аспекты Я, Оно и СверхЯ, как это
принято в психоанализе при рассмотрении отдельной личности.
При этом использовались подходы, принятые в психологии Я, в ча
стности, автор рассматривал вопрос, какие функции Я можно ис
пользовать, чтобы справиться с теми или иными ситуациями в
группе. Этот группаналитик решил также широко воспользовать
ся понятием нарциссизма, например, подчеркнув важность зависти
«группы» к нему как ведущему. Он предполагал, что «группа» ощу
щает нарциссическую обиду изза того, что противостоит в роли
пациента авторитетному и могущественному терапевту. В соответ
ствии с этим в качестве критерия показаний или противопоказаний
для групповой терапии была объявлена способность пациентов
включаться в регрессивные процессы и переходить от зависти нео
граниченного нарциссизма к заинтересованности в других, то есть
в остальных пациентах в группы. Тем самым многие больные с тя
желыми нарушениями с самого начала исключались из групповой
терапии. Кроме того, мы можем критически задуматься над тем, что
мы особенно склонны сводить группу к целому, рассматривать ее
как единую личность в тех случаях, когда различность ее отдельных
членов создает нам слишком много трудностей. Нам становится
легче, когда мы из сложного многообразия делаем единое целое.
Фукс (Foulkes, 1964) с самого начала предпочел постоянное пе
ремещение точки зрения с целостного группового процесса к еди
ничному случаю и обратно. В результате рассмотрения двух казав
шихся противоположными позиций (группа как целое или единич
ный случай) Лемхе (Lemche, E., 1994) приходит к выводу, что
«строго говоря, [...] почти все группаналитические подходы импли
цитно или явно представляют собой смешанные позиции, соединя
ющие элементы групповой динамики и психоаналитические тео
рии» (с. 18), то есть интегрируют в себе групповые процессы и под
ходы, ориентированные на индивида, причем акценты всякий раз
расставляются поразному. У меня лично сложилось впечатление,
что это верно и для методик групповой терапии, не связанных с
анализом, и поэтому я предлагаю рассматривать предпочтение того
Определение показаний к групповой терапии. Михаэль Хайне 71
или иного акцента (на группе в целом или на единичном случае)
как одно из неизбежных следствий, вызываемых нарушениями на
ших пациентов.
3.2. Относительно здоровые и страдающие
нетяжелыми неврозами участники группы
В этих случаях мне кажется легко осуществимой и полезной рабо
та в манере «классического» группанализа, представленного Фук
сом, то есть с постоянным переходом от одной перспективы к дру
гой (группа как целое и единичный случай). В результате такого
группового терапевтического опыта участники могут приобрести
большую толерантность к регрессивным бессознательным процес
сам в общении с другими людьми. Участники могут понять, в ка
кой значительной степени они бессознательно переносят ключевые
впечатления своего детства и юности на самые разнообразные со
циальные ситуации, причем таким образом, что изза этого многие
нынешние отношения значительно затрудняются. Они научаются
распознавать подобные процессы, не развивать их вслепую, а так
же не отстаивать их слепо в соответствующих случаях. В ходе те
рапии постепенно может повыситься значение основного правила
психоанализа, то есть в группе станет все более возможным свобод
ное общение, свободная коммуникация, коллективная ассоциация
(Foulkes 1964/74), а благодаря этому более уверенным станет и об
щение с людьми вне терапии.
Известно, что Фукс находился под влиянием гештальттеории,
а также первопроходческих исследований групповой динамики Ле
вина (Lewin, K.), опиравшегося, в свою очередь, на гештальттео
рию.
На мой взгляд, в групповой работе гештальттерапии также со
четается работа и с групповой динамикой, и с единичными случая
ми. Например, в терапевтической работе с группой, разработанной
Перлзом (Perls, F., 1980), делались попытки создания скульптуры
группы, которая позволила бы наглядно воспринять образ (Gestalt)
группы как целого; однако затем в индивидуальной работе в груп
пе также прояснялись и продвигались к новым решениям укрепив
шиеся и постоянно бессознательно реинсценируемые индивидуаль
ные модели восприятия и поведения. Во имя и ради целостного ви
72 Часть I. ТЕОРИЯ И ТЕХНИКА
дения личности и межличностных отношений снимаются оковы с
укоренившихся аффектов. Это, как известно, достигается с помо
щью таких методов, как «пустой стул», ролевые игры или чувствен
ное разнообразие образов себя и тела, – техник, которые, впрочем,
нередко перенимает и использует в групповой работе также и по
веденческая терапия.
3.3. Пациенты с тяжелыми нарушениями
Учитывая, как много разнообразных возможностей предлагается в
вышеназванных областях, необходимо в каждом случае сделать вы
бор в зависимости от имеющегося нарушения. Чем серьезнее нару
шения у пациентов в группе, тем меньше у нас возможности сво
бодно перемещаться между аспектами индивидуальности и группы
в целом. Средней тяжести и тяжелые психические больные нужда
ются в персональной поддержке, в том числе через когнитивное ук
репление позитивных аспектов собственного образа и образа дру
гих, а также проверку реальности. Разумеется, в конечном счете, и
здесь сохраняется аспект группы как целого или работа с отноше
ниями в группе. Единичный пациент в группе не рассматривается
как некая монада. Однако может возникнуть необходимость вклю
чать индивидуальные терапевтические беседы в тех случаях, когда
неуверенность индивида заходит слишком далеко. Распадение
группы на пары пациентов, ведущих друг с другом конструктивную
работу над представлением о себе и поведением в отношениях, мо
жет быть, особенно на начальном этапе групповой терапии, очень
полезно, а порой и необходимо для психотиков и других больных с
сильными (социальными) страхами. В этом случае непременным
условием является, конечно, отчет перед группой в целом о пережи
том в паре, а также обработка в группе переживаемого сейчас.
3.4. Конвергенция различных школ
Чем тяжелее заболевание пациента, тем вероятнее, что обычное для
терапевтов разных школ чувство конкуренции отступит на задний
план, как это наблюдается во многих психотерапевтических или же
психиатрических клиниках. В континууме, простирающемся от
Определение показаний к групповой терапии. Михаэль Хайне 73
группы в целом к индивиду, акцент в таких случаях явно смещает
ся к полюсу «индивид». Поскольку речь здесь идет о передаче та
ких фундаментальных переживаний, как защищенность и уваже
ние, то есть об ощущении защищающего и дающего опору «гнезда»
(в другой моей работе – см. Hayne, 1997, c. 139 слл. – я употреблял
слово «нидация6»), без других людей тут, конечно, не обойтись! Мы
в данном случае сосредоточены на отдельной личности с ее травма
ми и ранимостью. Однако настоящий прогресс в отношении со всем
этим, скорее всего, достигается тогда, когда нам удается подвести
пациентов к такому изложению их проблем перед группой, чтобы
для них самих в этом оказалось нечто полезное в групповой ситуа
ции здесьисейчас. Другими словами, здесь работа в группе сво
дится к тому, что пациенты осторожно и терпеливо подводятся те
рапевтом к изменению в лучшую сторону своего способа общения
с другими людьми. Они должны также отказаться от пассивного
ожидания спасения и предпринять активные попытки построить
отношения так, чтобы результат как можно больше соответствовал
их желаниям. Разумеется, это требует значительного числа поддер
живающих вмешательств, чтобы пациенты поняли, как сильно их
увлекают за собой поначалу бессознательные деструктивные тен
денции. В «геттингенской школе» интеракционная форма терапии
разработана и применяется уже давно. Здесь считается, примени
тельно к пациентам с тяжелыми нарушениями, что для них самым
полезным является осознание в ходе групповой терапии типичных
для них способов интеракции. Они учатся замечать, как именно
они постоянно организуют и регулируют отношения в группе, при
чем постепенно все более отчетливо выявляются нормы. В этой
связи я укажу на итог и продолжение этого подхода, предложенные
Штрееком (Streeck, U., 1995; с богатой библиографией). Кроме
того, мне хотелось бы обратить внимание на очень жизненное и
ориентированное на практику групповой терапии использование
интеракционного уровня Яломом (Yalom, 1983).
На тех этапах терапии, когда пациенты явно испытывают тяже
лый стресс, в частности, перед ее началом, особенно заметно, на
сколько полезными могут быть многие методы поведенческой тера
пии в группе, например тренинг социальной компетентности, и
6 От лат. nidus – гнездо; в эмбриологии: внедрение зародыша в стенку матки на ран
ней стадии его развития (у человека и высших млекопитающих). – Прим. науч. ред.
74 Часть I. ТЕОРИЯ И ТЕХНИКА
когнитивные приемы, такие как самонаблюдение, самооценка и са
моконтроль, но также и стратегии решения проблем в духе самоуп
равления (Selbstmanagement) (ср. Fiedler, 1996, c. 70 сл.). По сути,
такие цели известны и в аналитической групповой терапии, но в
ней мы привыкли к тому, что желательное поведение возникает
спонтанно и затем получает поддержку или поощрение, например
с помощью толкования переноса и защиты.
Благодаря этим разнообразным приемам можно попытаться ос
лабить боязливое стремление к слиянию с группой и добиться уси
ления Я.
Однако из групп, ориентированных на терапию поведения, для
работы с тяжелыми больными также можно заимствовать и то, что
в этих случаях мы, терапевты, решительно берем на себя руководя
щую роль в поддержке пациентов и формировании и расширении
функций Я, а также нарциссических структур. При этом скольже
ние терапевтической стрелки на шкале «группа как целое – инди
вид» в сторону индивидуального является очень важным и порой
необходимым принципом. Конечно, с этой точки зрения можно
только приветствовать, если в случае необходимости проводятся и
индивидуальные сеансы, на которых, разумеется, следует выяснить
связь возникшего напряжения с группой. Благодаря этому возник
шую проблему, как правило, удается вернуть в групповую работу.
Мы говорили сейчас о том, в какой большой мере участники
группы как индивиды нуждаются в поддержке и понимании; одна
ко порой пациенты с тяжелыми нарушениями склоняются, напро
тив, к тому, чтобы патологически настаивать на своей индивиду
альности и чувствовать себя в группе аутсайдерами. Такие пациен
ты самоизолируются и провоцируют свое изгнание. В другой рабо
те я уже предлагал для терапии подобного деструктивного разви
тия использовать концепцию проективной идентификации Мелани
Кляйн (Klein 1946/1983; Hayne, 1995). Участнику группы дают по
нять, что своей особой ролью он делает нечто очень важное для дру0
гих в группе. Например, данный участник показывает другим, что
позиция страха и вызова по отношению к группе может привести
к ослаблению страха и стабилизации. Если же изоляция продолжа
ется и усиливается, то данный участник может стать для других
участников группы носителем проекций. Благодаря ему другие мо
гут успешно локализовать собственную ненависть к группе и к са
мим себе в изолированной личности. Изоляция, а порой и удаление
Определение показаний к групповой терапии. Михаэль Хайне 75
этого участника может пониматься как облегчение для остальной
группы: другие могут сваливать на находящегося в кризисе инди
вида собственные предосудительные импульсы. Они могут при
этом еще и наказывать себя и тем самым удовлетворять свое Сверх
Я; они могут в глубине души ощущать себя похожими на негатив
но воспринимаемого индивида, однако напоказ выставлять чувства
омерзения и презрения и верить в них. Мы можем сказать также,
что человек, оказавшийся в кризисе, дает другим возможность ус
пешно контролировать собственные темные стороны: участник
группы, оказавшийся в роли аутсайдера, оказывается под контро
лем остальных, и тем самым под контролем оказываются их соб
ственные опасные аспекты.
Показывая это как позитивное достижение участника, изолиро
ванного в качестве аутсайдера, мы интегрируем участников группы
и даем возможность каждому пациенту в группе лучше интегриро
вать собственные проблематичные компоненты. Нередко с этого
пункта – при условии определенного запаса прочности – поддает
ся обработке и та или иная параллель из семейной динамики учас
тников.
Надеюсь, мне удалось показать, что в терапии пациентов с тя
желыми нарушениями мы должны, на мой взгляд, с особым внима
нием вникать в индивидуальное, чтобы способствовать усилению
функций Я и более конструктивным объектным отношениям. При
этом полезно бывает в первую очередь использовать упражняющие
приемы поведенческой терапии, а также ориентированные на тело
и эмоции приемы гештальттерапии; в данном случае групповая ди
намика неизбежно приглушается или отодвигается на задний план.
Однако, как мы увидели, часто желательным и эффективным явля
ется и переход к тому, что полезного делают для группы те инди
виды, которые кажутся этой группе особенно провоцирующими.
Благодаря такому способствующему интеграции шагу могут быть
редуцированы архаические требования Идеала, изза которых па
циенты с трудом могут выносить самих себя и других.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В заключение я хотел бы подчеркнуть, что, как это ни удивитель
но, даже при работе с относительно устойчивыми обычными людь
ми, какие бывают обычно участниками коллегиальных групп само
познания, иногда наступают тяжелые патологические регрессии.
В таких ситуациях нам следует, на мой взгляд, не прибегать к
устаревшей категории «способный/неспособный к групповой рабо
те», а подбирать наиболее подходящий метод групповой терапии,
причем с теми затратами труда и времени, каких требует каждый
данный случай. Сам я пришел к выводу, что в этом нет непозволи
тельного предательства по отношению к той школе, которую каж
дый из нас представляет. Как группаналитик я хотел бы сказать,
что группанализу вполне пристало объяснять также и тяжелые за
болевания и применять к ним уместные терапевтические методы.
Для того чтобы это получалось, мне кажется необходимым уделить
особое внимание психологии Я и психологии самости, которые сей
час находятся скорее на периферии внимания психоанализа. На
этой основе мы могли бы, на мой взгляд, установить контакт меж
ду теориями группанализа, которые основаны главным образом на
учении об объектных отношениях, и другими школами групповой
терапии, вкратце упомянутыми выше, – а это задача чрезвычайно
важна для терапии пациентов с тяжелыми
Категория: Мои статьи | Добавил: bugrova (07.11.2013)
Просмотров: 255 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Друзья сайта

Поиск

Категории раздела

Мои статьи [137]