ПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОАНАЛИЗ. ГРУППАНАЛИЗ.

Пятница, 20.10.2017, 17:01

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Системные семейные расстановки | Регистрация | Вход

 
Следующая группа  по расстановкам состоится 24 июня 2017 года, запись здесь http://vk.com/event24728427
 
 
 
Системные Семейные Расстановки
 
Приглашаем принять участие в работе группы по системным семейным расстановкам. Группа работает в Санкт-Петербурге, ближайшая остановка метро Академическая. Интересующиеся расстановками могут принять участие в качестве заместителей, а также заказать собственную расстановку. Расстановка может быть семейной, структурной, организационной, расстановкой волнующей Вас сказки или сновидения. В группе проводятся постоянные обучения заместителей, что также может ответить на многие вопросы психической жизни, как индивида, так и семьи, как системы.

 Запись кандидатов на расстановки желательно оставлять на стене группы в контакте http://vk.com/club15371012

http://s-bugrova.nethouse.ru/articles/93711
Проводятся на базе психоаналитического центра Академический.


Адрес пр. Науки 12.корпус 5 ауд.213. Телефон 89119124246

 

 
10 суперфраз от Берта Хеллингера
1. Успех имеет лицо матери.
2. В глазах партнера мы ищем глаза мамы, независимо от пола.
3. Тот, у кого большой живот, носит в нем свою маму. Мама, я тебя отвергаю, и потому ношу в своем животе.
(Если у вас большой живот, то, независимо от пола, вы имеете претензии к своей маме. Хотите похудеть? Избавьтесь от этих претензий!)
4. Папина дочка не уважает мужчин.
(Дочка, обожающая папу ставит его на пьедестал, идеализирует его качества. Тогда все другие мужчины кажутся ей по сравнению с отцом ничтожными).
5. Гнев – это разочарование. Гнев на жену – разочарование в матери.
6. Ревность – это мероприятие, направленное на расставание с партнером.
7. Вина и стыд ведут к смерти.
8. Тот, кто пьет – тот хочет умереть.
9. То несправедливое, что я делаю другому человеку, становится моей собственной судьбой.
 
10. Страдать гораздо легче, чем изменяться. Чтобы стать счастливым, нужно иметь мужество.

 
 
 Расстановки

Работают по типу краткосрочной семейной терапии, включая такие разделы психотерапии, как групповая, гештальт терапия, психоанализ, психодрама, трансактный анализ, ролевые игры и др.
Расстановки представляют собой психологический метод, разработанный немецким психотерапевтом, философом и религиозным деятелем Бертом Хеллингером.
В настоящий момент расстановки признаны, как самый эффективный и простой способ решения сложных жизненных ситуаций.
Расстановки отвечают на такие запросы, как:
-проблемы с родителями,
-проблемы с детьми;
-проблемы с партнерами;
-сложные ситуации в бизнесе;
- проблемы с финансами;
-психосоматические расстройства, тяжелые
наследственные заболевания;
-психические травмы потери значимых людей;
-депрессии, фобии, страхи;
-различные формы зависимости;
-травмы разводов и др.
Расстановка - это возможность посмотреть на сложившуюся семейную ситуацию с реальной, а значит более объективной позиции. Расстановка отражает и показывает тот порядок, который существует в семье на данный момент, те нарушения, которые возникли в родовой системе из-за ряда стереотипов или родовых сценариев и мешают тем самым благоприятному семейному климату.
Расстановки позволяют быстро обнаружить причину конфликта и найти мудрое решение по восстановлению естественного потока жизни и любви.
Расстановки один из методов групповой психотерапии, позволяющий выявить за один сеанс процессы происхождения проблемы в семье или любом другом коллективе людей и гармонизировать их.
Спектром внимания в расстановках являются такие проблемы, как:
• семейные конфликты и пути их решения.
• отношения между родителями и детьми - принятие родителей.
• отношения в паре - любовные треугольники.
• конфликты между поколениями и возможные пути их разрешения.
• сложные темы в отношениях в паре, семье (алкоголизм, наркомания, судимость, жестокое обращение с детьми, инцест, суицид, инвалидность, тяжелая болезнь и д.р.).
• повторяющиеся из поколения в поколение жизненные сценарии.
•бесплодие, приемные дети.
• нерожденные и рано умершие дети, их влияние на взаимоотношения в паре и семье.
• Смерть, ее влияние на семью. Принятие смерти близких. Незавершенные отношения с умершими.
• Работа с «перенятыми» чувствами (тревога, вина, обида, гнев, страх и др.)
• Работа с симптомами заболеваний, в т.ч. тяжелых.

В ходе расстановок можно выявить суть проблемы, увидеть и осознать ситуацию целиком со всеми действующими лицами, прожить ее эмоционально и расчистить или снять напряжение на энергетическом уровне.

Расстановки проводит член Национальной Федерации Психоанализа, квалифицированный психотерапевт психоаналитического направления (Восточно-Европейский Институт Психоанализа) со специализацией группанализа и коучинга.
Расстановки проводятся ежемесячно в Санкт-Петербурге, Телефон для
справок 89119124246. 


НЕМНОГО ИСТОРИИ

Биография.

Хеллингер Антуан Берт (родился в 1925 психолог, психотерапевт, педагог, философ. Автор метода системно-семейной групповой терапии, известной под названием - Расстановки.
 После начальной школы (г. Кельн) поступает в интернат миссионерской конгрегации Марианнхилл в г. Лоор-на-Майне, чтобы стать священником и миссионером. Там он учится в городской гимназии. После ее закрытия национал-социалистами учится в гимназии г. Касселя. В 17 лет (1942) был призван властями на службу в строительные батальоны вермахта. Переживает вторжение во Францию, в конце 1944 г. попадает в американский плен и работает в лагере для военнопленных в Бельгии. Через год ему удается побег из лагеря. В 1946 г. завершает обучение на отделении теологии университета Вюрцбурга, принимает послушничество и полгода работает в должности капеллана до того времени, как появилась возможность выехать в Южную Африку в церковный приход Марианнхилл. В университете Южной Африки изучает английский и педагогику, чтобы преподавать в школах прихода (1947-1948). Через несколько лет назначается руководителем всеми школами прихода. В этой должности Хеллингер обязан заниматься повышением квалификации подчиненных и на практике сталкивается с тем, что на занятиях представители различных рас и вероисповеданий, находившиеся в одной экуменической группе, демонстрировали взаимное неприятие, столкновения и конфликты. Для преодоления этих сложностей англиканская церковь направила в Марианнхилл преподавателей-психологов, специалистов по групповой динамике. На этих занятиях Хеллингер впервые познакомился с методами групповой психотерапии и, освоив их, вел свои семинары. В 1969 г. его как руководителя пасторского семинара миссии в Марианнхилл отозвали в Вюрцбург, где он проводил подобные психотерапевтические группы. Однако вскоре Х. замечает недостаточность своего образования в области психотерапии и начинает изучать психоанализ (проходя собственный анализ), а затем принимает решение выйти из ордена. Далее Х. продолжил образование в Венском "рабочем сообществе по глубинной психологии" у Р. Шиндлера и И. Шакеда, которое впоследствии выступило прообразом профессионального объединения психотерапевтов Австрии. В 1972 г. Хеллинггер знакомится с только что вышедшей книгой Дж. Янова "Первичный крик", которая произвела на него столь сильное впечатление, что он использовал идеи Янова при подготовке выпускной работы по психоанализу, за что и поплатился. Его не аттестовали, посчитав, что его работа не соответствует канонам классического психоанализа. С 1971 г. Хеллингер разрабатывает и проводит семинары групповой психотерапии, в которых использует многие идеи современной ему психологии и психотерапии. Это и анализ жизненных сценариев (трансактный анализ), и метод недирективной гипнотерапии Милтона Эриксона, и участие в группах семейной психотерапии, и знакомство с методом расстановки семьи. Хеллингер характеризует себя как практика, который, испробовав много различных методов, нашел в конечном итоге свой собственный. Важнейшим его открытием при этом является факт влияния на судьбу человека любви, скрытой за всеми нарушениями поведения и телесными симптомами. Ключевую задачу семейно-системной терапии Хеллингер видит в нахождении того пункта, где сосредоточена любовь, - тогда мы оказываемся у "корней" и находим путь к решению проблемы человека. Терапевтическая работа Хеллингера основана на актах признания, уважения, правды, принятия судьбы, смирения и мужества. В последние годы терапия Хеллингера все больше приобретает характер работы по нахождению согласия и примирения, что в конечном итоге проявляется как служение Миру. С 1994 г. он демонстрирует свою работу публично, его аудиторией бывают одновременно до тысячи человек. После появления в печати книги Г. Вебера: 1992 (в рус. пер: "Кризисы любви. Системная психотерапия Берта Хеллингера", 2000), Хеллингер начинает сам представлять свой опыт и размышления о нем в книгах. В рус. пер. издана книга Хеллингера: "Порядки любви. Разрешение семейно-системных конфликтов и противоречий", М., 2001. Берт Хеллингер — особая, знаковая фигура в современной психологии и психотерапии. Открытие им природы перенятых чувств, исследование влияния на человека различных видов совести (детской, личной, семейной, родовой), формулирование основных законов, управляющих человеческими отношениями (порядков любви), ставит его в один ряд с такими выдающимися исследователями человеческой психики, как 3. Фрейд, К. Юнг, Ф. Перлз, Я. Л. Морено, К. Роджерс, С. Гроф и др. Ценность его открытий еще предстоит по достоинству оценить будущим поколениям психологов и психотерапевтов. Системная терапия Б. Хеллингера не является очередной умозрительной теорией, а представляет собой плод его многолетней практической работы с людьми. Многие закономерности человеческих отношений, сначала были подмечены и проверены на практике и только потом обобщены. Его взгляды не противоречат другим терапевтическим подходам, таким, как психоанализ, юнгианский анализ, гештальт, психодрама,  и др., а дополняют и обогащают их. Сегодня с помощью системной работы по Б. Хеллингеру можно решить такие человеческие проблемы, которые еще десять лет назад часто ставили в тупик даже самых опытных специалистов. С какими же проблемами работает метод Хеллингера? В первую очередь с перенятыми чувствами — вытесненными, не до конца пережитыми, заблокированными или запрещенными обществом чувствами, которые испытывали наши предки. Эти чувства хранятся в семейной системе, как в «банке информации», и позднее могут проявляться у их детей, внуков, а иногда даже правнуков. Психологу или психотерапевту, если он не прошел системной подготовки, тоже трудно понять природу перенятых чувств. А если не понимаешь причину проблемы, с ней можно работать годами. Многие клиенты, не видя результата, оставляют все, как есть, подавляя чувство, но оно вновь появится уже у кого-то из их детей. И будет появляться вновь и вновь до тех пор, пока в семейной системе не будет найден источник и адресат перенятого чувства. 

 Предыстория метода.

 Для своего нового метода Хеллингер перенял и модифицировал некоторые элементы, первоначально разработанные Якобом Морено, а также элементы семейной скульптуры Вирджинии Сатир. Сатир, которую часто называют «матерью семейной терапии», просила участников разыгрывать семейные сцены, которые, конечно, были более символическими, нежели реальными. Однако она первая заметила, что расстояние между людьми, положение тела и то, куда направлен взгляд участников, показывает нам действительные взаимоотношения в данной семье. Сатир начала работать с реальной семьей клиента, но когда кто-то из ее членов не мог присутствовать на занятии, его заменили посторонним человеком, которого попросили сыграть роль отсутствующего члена семьи. Вот тогда то и выяснилось, что человек, не принадлежащий к данной семейной системе, может чувствовать и на самом деле чувствует то же самое, что и действительный член семьи. Хеллингер усовершенствовал идею Сатир, приглашая на сцену только заместителей членов семьи, разрешая им следовать своим внутренним ощущениям, освобождая их от воздействия личных интерпретаций клиента. Таким образом, морфогенетическое поле и замещающее восприятие первой использовала Вирджиния Сатир.

Расстановка - это возможность посмотреть на волнующую Вас жизненную ситуацию с реальной позиции. Расстановка покажет Вам то, что происходит на самом деле в данной конкретной ситуации. Расстановка отражает и показывает  восстановлению естественного потока жизни и любви.
Эффект связан не только с изменениями, произошедшими в сознании клиента в ходе работы с его "расстановкой", не только с его открытиями, инсайтами и глубинным проникновением в суть семейных механизмов и движущих сил, но и принятыми, в результате, решениями.
Он часто связан с почти магической способностью реальной семьи чувствовать, что происходит на тренинге. И она почти синхронно отзывается на происходящее во время терапии.
Таким образом, можно улучшить отношения в семье, с коллегами, с начальником, с мужчинами, с женщинами, с деньгами, увидеть причину появления болезни и т. д. В результате расстановки видно реальное положение вещей, таким образом, прослеживаются причины затруднительной ситуации. Исходя из этого, действуя по новому, Вы получите новый результат.

 Разработав «сжатую» форму семейных расстановок, Хеллингер открыл для терапии новые возможности.

Первый образ расстановки показывает неверно направленную любовь, переплетения и блока­ды. Затем свое освобождающее действие начинают образы-решения и «разрешающие» фразы, которые ориентируют на будущее. Проис­ходящие во время расстановки процессы позволяют иначе увидеть и заново оценить прошлое семьи и то влияние, которое оно оказывает. В расстановке прошлое соединяется с настоящим и будущим, имея одну цель — решение. Именно эта нацеленность на решение, эко­номные интервенции, стремление с помощью семейной расста­новки стимулировать новое развитие и контакт с клиентами, огра­ниченный всего несколькими днями, — все это свидетельствует о том, что подход Берта Хеллингера, как и большинство системных моде­лей терапии, полностью вписывается в спектр краткосрочных мето­дов терапии. Кроме того, особую привлекательность семейной расстановке при­дают ее образы, которые, как совместные творения, возникают в плот­ной атмосфере группы и отражают самую суть. А наблюдаемые в ходе расстановок удивительные и таинственные феномены и процессы от­крывают абсолютно новые подходы в терапевтическом мире, ориенти­рованном преимущественно на языковые процессы обмена информа­цией. Они наглядно показывают, как в расстановке с «заместителями» реинсценируются внутренние образы, как в воспроизведенной систе­ме обнаруживаются сдерживающие развитие динамики, и таким обра­зом, зачастую с самыми неожиданными поворотами, открывается дос­туп к решениям. Язык образов обращается напрямую к душе, и там, по ту сторону упорядочивающего мышления, находит непосредственный отклик и вызывает живое эмоциональное участие, которое немало способствует закреплению приобретенного в расстановке опыта и утверждению нового образа. Я не знаю ни одного психотерапевтического метода, который, не форсируя выражения чувств, вызывал бы у всех участ­ников, в том числе и просто наблюдающих, такое целительное и при­миряющее волнение и участие. В этом тоже заключается решитель­ное отличие от конструктивистски-системных школ, которые часто (во всяком случае, до сих пор) рассматривали чувства скорее как ме­шающие терапии элементы и сосредоточивались на изменении мо­делей значения и поведения. Таким образом, по сравнению с тради­ционными системными подходами здесь налицо как сходства, так и принципиальные отличия.

Наш образ действий феноменологичен. Это значит, что мы, на­сколько можем, отказываемся от привычного, в том числе и от тео­рий с убеждениями, и вверяем себя познаваемой действительности, какой она, со временем меняясь, себя являет. И ждем, не появится ли из скрытого что-то, что внезапно, подобно молнии, обнажает истину и рассеивает тьму, что приводит к гармонии с действительностью, которая оставляет далеко позади все знания, планы и желания «Я» и своим действием доказывает свою правоту. Под невидимыми связями (или невидимыми лояльностями) подразумевается кон­фликт лояльности, возникающий у человека при попытке выполнить два или большее количество трудносовместимых посланий-наказов, идущих от значимых предков. 

Работа метода

 Расстановка проводится следующим образом.

Протагонист в соответствии с заявленной проблемой, создает внутренний образ своей нынешней семьи. На роли членов семьи (в том числе и себя самого) он выбирает участников психотерапевтической группы и помещает их на то или иное место в соответствии с внутренним образом. Протагонисту дается следующая инструкция: «Свою систему ты расставляешь, полностью ориентируясь на свои ощущения, так, как ты, согласованно своему внутреннему образу, видишь отдельных людей по отношению друг к другу. Внутренний образ проявляется только во время расстановки. Так что забудь все, что наметил себе заранее. Ты только указываешь место, никаких жестов, никаких фраз, никаких направлений взгляда». После того как участники расположены, следует еще раз повторить, кто кого должен изображать. Путь к выздоровлению или улучшению межличностных взаимоот­ношений часто проходит не только через приятные, но и через тяжелые переживания, и подразумевает принятие самых разных областей челове­ческого опыта, в том числе и негативных. Поэтому так важно, чтобы сам психотерапевт умел обращаться с этими областями, был с ними в хоро­шем контакте. Для этого необходим собственный опыт, а также приня­тие и проработка области собственных личных травм и системно-родо­вых переплетений. Ведь резонансы чувств, возникающие во время се­мейной расстановки, действуют на всех участников, в том числе и на ведущего, и если у него есть собственные страхи, например, страх смер­ти, то вряд ли он сможет помочь клиенту принять смерть отца. Рассуждая о технике семейной расстановки, мы говорим о ней не в естественнонаучном и математическом смысле, а скорее как о технике рисования или игры на музыкальном инструменте. Создание музыкальной пьесы или стихотворения, в общем, тоже требует некой техники. Но перед лицом результата она отступает на задний план. С помощью техники, используемой в процессе создания произведения, нельзя ни предвидеть, ни определить, ни понять, ни гарантировать того, что появляется в картине, музыке, стихотворении. Понятие «техника» просто позволяет здесь различить «как» семейной расстановки и «что» того, что проявляется как динамика души.

Классический метод

Когда клиент расставляет свою семью, он произвольно выбирает из участников группы представителей, замещающих в расстановке его са­мого и основных членов его семьи, например, отца, мать, братьев и сес­тер. Затем, сосредоточившись, он расставляет этих лиц в опреде­ленном порядке по отношению друг к другу. В результате внезапно обна­руживается нечто удивительное. Дело в том, что в процессе расстановки клиент входит в соприкосновение с определенным знанием, которое до этого было ему недоступным. Играющие роли членов семьи, выбранные из присутствующих на лечебном сеансе, спонтанно проявляют чувства и эмоции тех людей, которых они замещают. Иногда у них проявляются и физиологические симптомы. Все это они испыты­вают как будто по-настоящему, несмотря на то, что не знают абсолютно ничего, кроме того, кого именно из членов семьи они представляют. Вы­ясняется, что при расстановке семей между пациентом и членами его се­мейной системы действует определенное «знающее силовое поле», позво­ляющее достичь знания исключительно путем участия в расстановке и без всякого внешнего содействия. Но еще более удивительным является то, что играющие роли членов семьи, не имеющие никаких связей с этой семьей и действительно ничего не знающие о ней, могут приобщиться к этому знанию и к реальности данной семьи.

 «Движения души»

Несколько лет назад Хеллингер решил работать по-другому, свою работу он назвал «Движение души». В его расстановках стало гораздо меньше интервенции со стороны терапевта, меньше инструкций для заместителей, меньше специальных фраз. Следуя его новому стилю работы, терапевт больше опирается на энергию, спонтанно возникающую в ходе расстановки, больше внимания обращает на движение тел, жесты и другие невербальные проявления заместителей. То же самое применимо, и к терапевту, при условии, что не только он сам, но и пациент, и те, кто играют роли членов его семьи, готовы без каких-либо намерений и страха, независимо от ка­кой-либо известной терапевтической теории или опыта, открыться по отношению к стремящейся наружу реальности и согласиться с ней та­кой, какая она есть. В этом и состоит феноменологическая позиция, ис­пользуемая в психотерапии. Здесь познание достигается как в результате отказа от каких-либо намерений и страха, так и в результате согласия с реальностью - такой, какой она показывает себя фактически. Без этой феноменологической позиции, без нейтрального взгляда на то, что воз­никает, т. е. при преувеличении, ослаблении или желании как-то истол­ковать его, метод расстановки семьи становится лишь поверхностным, легко ведет к ошибкам и теряет свою силу. Еще более удивительным, чем знание, полученное путем участия в расстановке, является тот факт, что это сознающее силовое поле (или назовем его лучше «управляющая знающая Душа») находит такие реше­ния, которые значительно превышают те, что мы могли бы выдумать сами. Их воздействие гораздо сильнее того, что мы могли бы достичь путем спланированных действий. Это становится особенно ясным в тех расстановках, в ходе которых терапевт проявляет наибольшую сдержан­ность, например, когда он сам расставляет основных членов семьи и, не давая им никаких инструкций, предоставляет их непреодолимой силе, действующей извне и ведущей к познаниям и опыту, которые не­возможно получить никаким другим путем. Перейдем с уровня философии и психотерапии в другое, более глу­бокое измерение, в рамках которого человек познает, что он находится во власти некоего более широкого Целого, которое он должен признать как общеохватывающее Наивысшее. Это измерение можно назвать рели­гиозным или духовным уровнем бытия. Тем не менее, и по отношению к этому уровню я сохраняю феноменологическую позицию, держась без намерений и страха, без какого-либо предвзятого мнения — просто на­блюдая за тем, что возникает. Когда заместители двигаются в соответствии с энергией системного поля, то у клиента нет необходимости выбирать и ставить их в конкретную позицию. Иногда достаточно того, что терапевт приглашает двух участников на определенные роли, ставит их друг напротив друга и затем наблюдает за их тонким невербальным взаимодействием. Через некоторое время заместители начинают совершать спонтанные движения. Например, один из них начинает дрожать, или другой делает шаг назад, или смотрит в пол, или в сторону, что говорит о наличии переплетения. Позже ведущий может предложить участникам переместиться или совершить какие-либо другие движения, например, посмотреть друг на друга, лечь на пол, произнести фразу в адрес второго участника, но вмешательство терапевта минимально. Иногда исцеляющее движение возникает само по себе без какого-либо участия ведущего. Однако его внимательное присутствие – немаловажный фактор, терапевт является катализатором, провоцируя перемены с помощью подхода – «делание через неделание». Этот новый метод работы сильно отличается от классического стиля, но, тем не менее, он так же основан на законах порядка, равновесия и принадлежности к группе

 Индивидуальная терапия

То основополагающее значение, которое приобрели в психосоциальной сфере семейные и системные расстановки в группах и связанная с ними системная работа и феноменологическая психотерапия, привело к проникновению этих методов в различные формы индивидуальной терапии. Очень многие консультанты и терапевты работают в контекстах, не позволяющих им проводить расстановки в группах, а кто-то, может быть, просто не решается работать с группами. И все же инструментарий расстановок в группах и пронизывающий их дух нравится им настолько, что они ищут путей интеграции метода семейной расстановки в свою индивидуальную работу с клиентами или парами (или даже с семьями и небольшими супервизорскими группами). Простую и прямую возможность этого дает расстановка с использованием фигур или предметов, поставленных или положенных на стол или на пол, которые репрезентируют членов семьи или значимых для расставленной системы лиц. Фигуры должны быть такими, чтобы терапевту было легко с ними работать. При этом не надо смотреть на то, принимает или не принимает их клиент. Если метод и вспомогательные средства подходят терапевту, то и клиент с ними соглашается — почти всегда. У фигур должно быть как можно меньше «характера», то есть они должны как можно меньше определять зрительное восприятие и как можно меньше отвлекать на то, что неважно и несущественно. Они важны не сами по себе, а как пространственная проекция взаимоотношений членов расставленной системы. Работать с фигурами легче, если они позволяют провести минимум простых различий: мужчина и женщина, направление взгляда и, может быть, еще цвет или что-то другое, что дает возможность как-то различать персонажи. Меньшие размеры фигур для обозначения детей уже могут отвлекать, поскольку при определенных обстоятельствах могут внушать в расстановке ориентацию на детский возраст, что нарушает принцип «отсутствия времени» в этой работе. После того как предметы разложены, терапевт может попросить взглянуть на сложившуюся картину и описать то, что он (клиент) видит, сказать о том, что привлекает его внимание, удивляет или задевает. Затем терапевт рассказывает клиенту о своем восприятии его семьи. Также терапевт может встать на чье-либо место в расстановке или же побывать на всех местах поочередно и рассказать, что он чувствует, находясь в той или иной позиции.

Особенности метода

Начиная работать с помощью данного метода, терапевт должен понимать, что нельзя заранее спланировать фактически не один сеанс. Каждая расстановка, даже в ряде похожих ситуаций чем-то отличаются друг от друга. Терапевт должен быть очень внимательным, чувствительным и проницательным, в каждом отдельном случае, но даже он не может предсказать, как будут развиваться события в той или иной ситуации. Интеллектуальный, рациональный уровень человеческого сознания можно определить как поверхностный. Они жаждут мгновенного решения, в то время как более глубокий внутренний мир человека обладает гораздо меньшей скоростью. В него труднее проникнуть. И именно там находятся корни многих неразрешимых трудностей и проблем, на работу с ними может понадобиться целая жизнь. Поэтому так важно, чтобы клиент и терапевт установили контакт, настроились друг на друга и на то, что происходит с ними прямо сейчас. Иногда в начале сессии клиент и терапевт просто молчат, и процесс внутренней сонастройки идет благодаря тому, что оба присутствуют и дают друг другу достаточно времени на то, чтобы включиться в работу

В заключении хочу отметить, что данный метод психотерапии уникален. Собрав в себе множество теорий и подходов, порой противоречащих друг другу, он помогает решить многие психологические проблемы. Сегодня с помощью системной работы по Б. Хеллингеру можно решить такие человеческие проблемы, которые еще десять лет назад часто ставили в тупик даже самых опытных специалистов. С помощью расстановки можно улучшить отношения в семье, с коллегами, с начальником, с мужчинами, с женщинами, с деньгами, увидеть причину появления болезни и т. д. В результате расстановки видно реальное положение вещей, таким образом, прослеживаются причины затруднительной ситуации. Исходя из этого, действуя по-новому, Вы получите новый результат. Проис­ходящие во время расстановки процессы позволяют иначе увидеть и заново оценить прошлое семьи и то влияние, которое оно оказывает. В расстановке прошлое соединяется с настоящим и будущим, имея одну цель — решение. Именно эта нацеленность на решение, стремление с помощью семейной расста­новки стимулировать новое развитие и контакт с клиентами, огра­ниченный всего несколькими днями, — все это говорит о том, что Расстановка полностью вписывается в спектр краткосрочных мето­дов терапии. Сегодня по всему миру проводятся сотни семинаров по методике Б. Хеллингера. И я надеюсь, что через несколько лет этот метод станет более доступным для жителей нашей страны. Ведь Россия в XX веке пережила так много потрясений (Первая мировая война, революция, время репрессий, Великая Отечественная война, перестройка), которые затронули практически каждую семью. Метод семейной расстановки позволяет, как бы вернуться в прошлоe, и заново пережить те чувства, которые переживали наши предки. Он дает возможность беспристрастно взглянуть на происходившее, вернуть нашим предкам их достоинство и увидеть решение тех проблем, которые мы переживаем сейчас.

НОВОЕ В РАССТАНОВКАХ.

Системные расстановки Берта Хеллингера побудили целую волну творчества в работе с клиентами. В частности системный подход и взгляды Хеллингера с успехом используются в индивидуальной терапии и консультировании. Например, проводят расстановки в индивидуальной работе с клиентом, используя напольные якоря ( листы бумаги, подушки, тапочки... ) Или просто работают с предметами, которые оказались под рукой. Проводят, также, расстановки с фигурками людей на поверхности стола и т.д. Расстановки в воображении - дальнейшее продвижение в этой области. Действие происходит во внутреннем пространстве клиента, перед его внутренним взором, в его воображении. Очень хорошо об этом пишет Урсула Франке в своей книге :"Когда я закрываю глаза, я вижу тебя". По своему эмоциональному накалу, расстановки в воображении часто не уступают традиционной работе в группе. Преимущества этого подхода в том, что клиент создаёт свои собственные образы ( он никогда не ошибается). Клиент сам управляет образами в своём внутреннем пространстве и учится взаимодействовать с ними в зависимости от своих возможностей. В данном случае не требуется группа заместителей - образы создаёт сам клиент ( это может быть полезно, когда нет возможности собрать группу) В такой работе клиент приобретает опыт изменять свою жизнь, а значит чувствовать себя причиной, а не следствием. В целом, расстановки в воображении можно с успехом интегрировать в любой психотерапевтический подход.

 Немецкий расстановщик и шаман Штефан Хаузнер определил расстановки как шаманский метод.
Мудрость – это чувство, которое позволяет человеку знать , что возможно, а что – нет.
«Держать пространство» – это то, что делает расстановщик».
Только то, чему я позволяю к себе прикоснуться, может привести меня в движение.
В расстановках речь не идет об истине. Речь идет о действительности, которая ведет дальше.
Немецкая поговорка гласит:
«Суп не едят таким горячим, каким он был в кастрюле, когда варился».
Гуни Бакса (Австрия) принесла в расстановки различные ритуалы, что дает им очень интересную окраску.
Роланд Шиллинг (Германия)  своеобразно работает с различными формами зависимости и созависимости.
Идрис Лахор (Франция) фиерически работает в структурных расстановках с онкологическими больными.
Многое для развития и популяризации метода расстановок делает Урсула Франке (Германия), напоминая, что каждая расстановка должна быть индивидуальной к данному конкретному клиенту. Г. Вебер работает с парами, специализируясь на отношениях мужчина-женщина. В настоящее время известны такие имена расстановщиков, как  Гунтхард Вебер (Германия), Якоб Роберт Шнайдер (Германия), Марианна Франке-Грикш (Германия), Вилфрид де Филипп (Германия), Лиза Бём (Германия), Бертольд Ульзамер (Германия), Даан Ван Кампенхаут (Нидерланды), Роланд Шиллинг (Германия), Фреда Айдман (Германия), Франц Рупперт (Германия), Дан Бут Коэн (США) и многие другие. Обучающие семинары по расстановкам проводятся в Москве и Санкт-Петербурге, Краснодаре и Киеве, Новосибирске и Ялте. Метод  продолжает развиваться и совершенствоваться, привлекая все большее количество поклонников, как со стороны специалистов, так и нуждающихся в положительных результатах данной техники.

 

 

ВИДЫ РАССТАНОВОК

-индивидуальная в группе (семейная)

-индивидуальная в группе (структурная)

-политическая расстановка

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Друзья сайта

Архив записей

Поиск