ПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОАНАЛИЗ. ГРУППАНАЛИЗ.

Пятница, 20.10.2017, 17:19

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » Мои статьи

Фриц Риман (Fritz Riemann) Основные формы страха: исследование в области глубинной психологии

Глава 1. Шизоидные личности

Как остаться собой среди множества, среди толпы, которая кишит вокруг.

К. Шпиттелер

В этой главе мы описываем личности, которые испытывают страх перед самоотдачей и находятся под влиянием импульсов, направленных на усиление самостоятельности. С психологической точки зрения жизнь этих людей связана с повышенным стремлением к самосохранению.

Мы все испытываем желание не смешивать свою индивидуальность с другой, чувствительно реагируем на искажение нашего имени; мы не желаем быть заменены на другого, мы хотим осознавать нашу единичность как индивидуальность. Стремление отделиться от других сочетается с противоположным — принадлежать к группе или коллективу. Мы отстаиваем наши личные интересы в партнерских связях, межчеловеческих отношениях и в вопросах ответственности. Как сказывается это на человеке, который предпочитает уклониться от самоотдачи в пользу самосохранения?

Его стремления направлены прежде всего на сохранение независимости и самоудовлетворение (автаркию, autark). Быть независимым, не нуждаться ни в чьей помощи, не быть никому обязанным имеет для него решающее значение. Поэтому он дистанцируется от других людей, не позволяет приближаться к себе, стремится к отграничению.

Нарушение этой дистанции расценивается им как угроза его жизненному пространству, как опасность для его независимости и целостности его личности и вследствие этого пресекается. Так развивается типичный для шизоидной личности страх перед близостью в межчеловеческих связях. Однако в реальной жизни от этих связей уклониться нельзя, поэтому он ищет защитные формы поведения, которые помогают ему отгородиться от жизни.

Прежде всего, в персонально-близких контактах шизоидные личности уклоняются от интимности и избегают ее. Они страшатся встречи с другой индивидуальностью, с партнером и стремятся ограничить человеческие связи лишь деловыми отношениями. Они хотят быть анонимными участниками группы или коллектива и все же переживают свою принадлежность к общественным интересам. Они предпочитают использовать сказочную «шапку-невидимку», чтобы незамеченными принимать участие в жизни, и без нее отказываются от какой-либо активной общественной деятельности.

В отношениях с окружением они ведут себя отстраненно, сдержанно, держатся на расстоянии, неразговорчивы и индифферентны до холодности. Они часто кажутся странными, обособленными, непредсказуемыми в своих реакциях и вызывают недоумение. С ними можно быть давно знакомыми, но не знать их по-настоящему. Сегодня кажется, что мы имеем с этим человеком хороший контакт, а завтра он ведет себя так, будто мы с ним никогда не виделись: достигнутая ранее близость внезапно и резко прерывается, и появляется непонятная, необоснованная агрессивность или оскорбительная для нас враждебность.

Избегание доверительной близости является следствием страха перед другим человеком, перед открытостью самоотдачи и делает лиц с шизоидными чертами изолированными и одинокими. Их страх усиливается при необходимости приблизиться к другим или, наоборот, при приближении других. Чувство склонности, симпатии, нежности и любви к другому в скором времени оставляет их и сменяется переживанием опасности. Это объясняет, почему они уклоняются от таких ситуаций близости, которые могут вызвать у них враждебность, — они внезапно прекращают близкие отношения, прерывают достигнутый контакт с другим и возвращаются назад, не стремясь более к установленной связи.

Между ними и окружением зияет глубокая пропасть в контактах; с годами она расширяется, что делает шизоидов все более изолированными. В результате всегда возникает следующая проблема: из-за отдаления от человеческого окружения шизоид все меньше знает о других людях и это все больше усиливает его неуверенность в межчеловеческих контактах. Шизоид не считает правильным то, что является очевидным для других, особенно в области близких и доверительных отношений. Вследствие этого он склонен к подозрениям и заблуждениям в оценке межчеловеческих отношений и относится к людям с глубоким недоверием, так как его впечатления и представления об окружающих в конечном счете являются скорее проекцией его предположений и воображения, чем реальной действительности.

Шульц - Хенке описал картину, которая дает более ясное понимание мироощущения этих людей. Это пережитая всеми нами ситуация: мы сидим в поезде на вокзале; на соседнем пути стоит такой же поезд; внезапно мы замечаем, что один из двух поездов начинает двигаться. Поезд так мягко и незаметно отправляется, что мы не испытываем никакого сотрясения и судим о движении только на основании зрительного впечатления. Нельзя понять, какой из двух поездов движется, пока мы не сможем бесспорно в этом убедиться, наблюдая за наружными предметами: они не двигаются, когда наш поезд стоит, хотя соседний поезд уже сдвинулся с места, или наоборот.

Эта картина, часто встречающаяся в переживаниях шизоидов, означает следующее: все, что человек воспринимает, представляет, чувствует и о чем думает, относится к его собственному существованию, даже если речь идет о внешних событиях, и это состояние часто превышает возможности его психики по преодолению неуверенности в себе, связанной с отрывом от реальности. Вследствие ограничения контактов с миром межчеловеческих отношений его суждения основаны на личных впечатлениях и переживаниях, в них всегда имеется элемент сомнения; как действительность он рассматривает лишь фантазии, которые соответствуют его внутренним ощущениям, и создает свою собственную картину мира, считая взгляды других насмешкой над собой. Был ли сегодня начальник действительно холоден и враждебен по отношению ко мне, был ли он другим, или это мне только кажется? Действительно ли люди смотрят на меня с иронией или это мне только кажется?

Эта неуверенность достигает такой степени выраженности, что вызывает перерастание недоверчивости в подозрительность и переход к собственно бредовому восприятию и обманам восприятия, при которых внутреннее и внешнее смешиваются между собой; эта путаница является для шизоидов проекцией действительности. Можно себе представить, как это мучит и беспокоит их, особенно если такая неуверенность носит длительный характер. Вследствие этого становится не корригируемой упомянутая выше слабость контактов, связанная с близостью. Если мы попытаемся разделить их опасения и расспросить, почему попытка перейти к доверительной близости вызывает у них неуверенность и страх, то встретим лишь непонимание. Такое участие они расценят как насмешку или посчитают, что их принимают за сумасшедших.

Полные недоверия вследствие их глубокой незащищенности независимо от того, является ли она первичной или возникает из-за недостаточности межчеловеческих контактов, лица с шизоидными чертами характера развивают у себя такие функции и способности, которые помогают им ориентироваться в мире. Это восприятие через познание сущности, познавательный интеллект, сознание, рациональность. Будучи не уверенными во всем, что связано с эмоциональностью и чувственным познанием, они стремятся к «чистому» познанию; его результаты тем выше, чем больше шизоиды могут отрешиться от непосредственного созерцания. Шизоиды стремятся к точным знаниям, которые становятся гарантией их безопасности и дают возможность отгородиться от источников субъективных переживаний.

В противоположность развитию рациональной стороны личности эмоциональная жизнь шизоидов остается прежней — это относится как к взаимоотношениям с партнером, так и к другим эмоциональным связям и взаимоотношениям. Этих людей часто характеризует выдающееся интеллектуальное развитие при эмоциональной недостаточности — эмоциональные переживания неразвиты, а иногда бедны и скудны. Это определяет их значительную неуверенность при контактах, что создает множество трудностей в повседневной жизни — помимо недостатка или отсутствия деликатности и умеренности в человеческих отношениях они не чувствуют своих партнеров, не различают нюансов при общении, что создает проблемы даже при самых элементарных попытках установить контакт. Вот пример.

В рамках своего обучения студент должен был написать реферат. Бесконтактный, холодный и заносчивый, что было проявлением его неуверенности, он даже не предполагал расспросить своих коллег о том, как это обычно делается. Он страдал в одиночестве над решением проблемы, которая существовала в нем самом, а не в существе дела. Он был полон сомнений в том, могут ли его высказывания и решения соответствовать надеждам и ожиданиям, связанным с обучением, и постоянно колебался в своих умозаключениях между переоценкой собственной личности и чувством неполноценности из-за банальности и несостоятельности своих суждений. Ему недоставало уверенности и при сравнении своего реферата с работами других студентов. Он испытывал неловкость перед коллегами и должен был преступить свою гордость («просить у себя прощения» за то, что был вынужден советоваться с ними) — не понимая, что такого рода отношения для них привычны. Из-за своей некоммуникабельности он испытывал расплывчатый и неопределенный страх, который усиливался по мере того, как он устанавливал естественные контакты с коллегами.

Такие же и подобные им ситуации, как и манера поведения, часто встречаются в жизни шизоидных личностей. Даже часто встречающиеся обыденные ситуации для них чрезвычайно тяжелы и не реализуются по причине затрудненности контактов, а вовсе не из-за недостатка способностей.

Назад Вперед
Категория: Мои статьи | Добавил: bugrova (26.02.2014)
Просмотров: 542 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Друзья сайта

Поиск

Категории раздела

Мои статьи [137]